News / Media / ЖУРНАЛ LGP NEWS 02/2020 / Советники, шептуны и серые кардиналы

Советники, шептуны и серые кардиналы

Советники, шептуны и серые кардиналы

В своей новой книге Манфред Мацка, старший экспертный советник LGP, пишет о 300-летней истории серых кардиналов в резиденции на Бальхаусплац. О себе бывший глава государственной канцелярии в книге не упоминает.

Советник, специальный советник, глава кабинета министров, генеральный секретарь, консультант, спин-доктор, руководитель центра аналитики – по-разному именуются те, кто, находясь за кулисами власти, влияет на нее. Они не появляются на публике и не несут ответственности. Они умны, образованы, обладают глубокими специальными знаниями, всегда рядом и готовы помочь главе государства, который их ценит и поощряет. Они до мельчайших деталей изучили эту среду, ее структуру, процессы и участников.Они ничего не упускают из виду, всегда спокойны, мыслят стратегически и действуют без колебаний. Они продолжают работать, когда политики уходят. От них, на протяжении всей истории своего существования, зависят государства, администрации и министры. 

В книге представлены 13 известных личностей и три группы людей. В первой главе речь идет о Бартенштейне. Как великолепно он «отменяет» обещание Карла VI выдать замуж за испанцев двух из трех его дочерей, когда одна из девушек умирает. Как умело он заявляет Марии Терезии о своей отставке, так, что она в итоге просит его не уходить. Он дает молодой 23-летней императрице хорошие советы, не покровительствует и не льстит ей, а помогает в делах против Пруссии – в конечном итоге успешно. Настоящий шедевр – то, как искусно он, не имея возможности занять эту должность самому, возводит на должность канцлера безвольного Антона Корфиза фон Ульфельдта и затем контролирует его.

Блестящий прогрессист Зонненфельс ведет себя в роли советника императрицы и Иосифа II совершенно иначе: сын раввина из провинции, он умело обращает на себя внимание Марии Терезии своей речью на ее день рождения, а затем ведет долгую борьбу за отмену пыток. В нужный момент он падает перед императрицей на колени, отражает все интриги консерваторов, умело использует масонские связи, расширяет свой круг общения и, наконец, добивается успеха. Именно благодаря усилиям этого титана слова были отменены пытки и смертная казнь. 

Фридрих Генц, благодаря своим великолепным формулировкам, уже в юности стал известен за границей. Ещё будучи мелким служащим, он давал советы прусскому королю. Затем его «покупает» Австрия, где он играет важную роль в качестве секретаря Венского конгресса, фиксируя на бумаге то, что имеют в виду, но не умеют выразить вельможи. Гениальный стратег, он излагает на бумаге новую концепцию Европы. Заодно буквально купается в деньгах, в возрасте 65 лет берет себе в подруги юную Фанни Эльслер – и оставляет после своей смерти всего пять гульденов.

Кто был советником Франца Иосифа? Эта тема занимает две главы. Оказавшись на троне в 18 лет, не отличаясь особым умом, Франц Иосиф явно не справляется со своей задачей. Им управляет мать, Софи – она возвела его на трон и 2 декабря 1848 года написала: «Мы хорошо сражались, мы, слабые женщины». Она назначает советников, чрезмерно опекает сына – и избавиться от опеки Францу Иосифу удается только в 42 года. В преклонном возрасте он берет себе в советники графа Кильманнсегга – великолепного администратора, канцлера госкабинета. Однако двое стариков говорят в основном о мундирах, флагах, нобилитации и уродливых зданиях Вагнера. Ограниченность императора становятся осязаемой. 

Увлекательна история о том, как граф Александр Хойос до 1914 года создает группу единомышленников в министерстве иностранных дел, которая управляет министром Берхтольдом, и как это, в итоге роковой двойной игры между Берлином и Веной, приводит к началу войны в июле 1914 года. Совершенно иным было влияние лучшего юриста своего времени, Ганса Кельзена, в переломном 1918 году. Мало кто знает о роли, которую он сыграл при правительстве Ламмаша в последние дни монархии. В книге подробно прослеживается вклад Ганса Кельзена в разработку Конституции: связь юридического текста и политических концепций правового государства, законности, народного суверенитета и баланса власти актуальна сегодня, как никогда. 

Его мрачный конкурент – глава секции Хехт, показавший, как взаимодействие политической воли и услужливой юриспруденции уничтожает демократию: он применял Закон о поддержке военной экономики, управлял с помощью указов, подготовил запрет партий, подвел парламент к «самороспуску» и с технической юридической стороны подготовил основания для нарушения конституции 1933 года. Похожий подход и у советника Вальтера Кастнера, который поначалу скрывал свою принадлежность к нацистам, а в 1938 году возглавил процесс арианизации еврейского имущества в сфере промышленности. После 1945 года он вновь появился на политической сцене, был реабилитирован министром Крауландом и назначен руководителем процесса возврата имущества, которое он сам же и арианизировал. И между делом собрал огромную коллекцию произведений искусства…

Далее следует глава о Генрихе Вильднере, который в 1945 году восстановил работу государственной канцелярии и, мастерски используя интриги чиновников и трения между канцлером Реннером и министром иностранных дел Грубером, использовал ситуацию на пользу и себе и канцелярии. Он знал все – правду о Вальдхайме уже в 1946 г. – и ничего не замечал. Эдуард Халупка был одновременно руководителем федеральной государственной канцелярии и главой объединения Cartellverband (объединения Австрийских католических студенческих корпораций). Он использовал в работе возможности объединения и его обширную сеть, методы и техники проникновения в государственный аппарат. Великолепна и история о том, как он добился того, чтобы его также изобразили на картине, на которой изображен Австрийский Государственный договор.

Совершенно противоположное впечатление производит Ханс Тальберг – самый незаметный из советников, описанных в книге. Еврей, подвергавшийся гонениям, борец сопротивления в эмиграции (в то время как другие оставались в стране и либо пережидали либо поддерживали нацистов). В начале своей карьеры он, молодой дипломат, был воспринят враждебно. Однако позже он стал одним из наиболее важных советников Бруно Крайского, особенно в вопросах ближневосточной политики.

На этом индивидуальные биографии заканчиваются. Глава о «республике секретарей» описывает роль кабинетов Клауса (становится ясно, какими реформаторами были молодые политики, от Мока до Клестиля и Граффа) и Крайского, где услуги советников, от Лачины до Петрича, от Янковича до Кирхшлегера, приняли весьма специфические формы – на фоне одной, затмевающей всех, личности. В 2000-е годы наступает спад: содержание теряет смысл, умение продать становится все более важным. Политические советники больше не нужны, на их место приходят консультанты, на которых за последние 20 лет было потрачено 2 миллиарда евро.

В последней главе, где описывается период до начала работы «Совета по планированию будущих операций в связи с Covid-19», мы читаем о тотальном «контроле сообщений» и правительствах чиновников, опасном усилении власти министерских офисов и о дроблении и «чистке» разросшихся административных структур, о неудачном эксперименте генеральных секретарей, превосходстве над законом пресс-конференций и советников по СМИ и завуалированном влиянии денежных лобби.

МОИ ДОКУМЕНТЫ

Add page

В настоящее время Ваша корзина пуста.