News / Media / ЖУРНАЛ LGP NEWS 01/2022 / Пресса и политика: правила? Зачем правила?

Пресса и политика: правила? Зачем правила?

Пресса и политика: правила? Зачем правила?

Размещение правительственных публикаций и финансирование прессы теперь уже четко регламентированы. Однако «черные ходы» и отсутствие санкций приводят к тому, что миллионы евро из года в год уходят по удивительным маршрутам. 

Последствия дела о размещении правительственных публикаций должны привести к реформированию поддержки австрийской прессы из госбюджета. По крайней мере, на это надеются оппозиционные политики, обозреватели СМИ и ведущие журналисты. Причина рассуждений: прокуратура, занимающаяся расследованием экономических и коррупционных преступлений (WKStA), в настоящее время проводит расследование по подозрению в том, что экс-канцлер Себастьян Курц и несколько его доверенных лиц вместе с издателями Вольфгангом и Гельмутом Фелльнерами создали систему публикации желаемых опросов и положительных отчетов, оплаченную посредством рекламных размещений (= публикаций) Министерства финансов на страницах газет «OE24» и «Österreich». И все это за счет налогоплательщиков. Это дело стоило Курцу поста главы правительства. Он ушел в отставку под давлением общественности. Все остальные подозреваемые отрицают обвинения, называют их беспочвенными или хранят молчание. 

В процессе принятия решения по этому делу звучат призывы к реорганизации отношений между СМИ (особенно прессой) и политикой. Основной поток материалов экспертов и издателей, опубликованных на эту тему, выглядит примерно так: Австрийские таблоиды получают непропорционально большую прибыль от рекламы, которую в будущем следует значительно сократить, а высвободившиеся средства направить, по крайней мере частично, в виде значительно увеличенного финансирования прессы. Затем это финансирование прессы должно быть распределено между получателями исключительно в соответствии с критериями качества. В ходе дебатов целый ряд экспертов создают впечатление, что нет никакого способа избежать содержания газет и журналов за счет государственных средств. Это, среди прочих причин потому, что мощный ORF, финансируемый за счет обязательных сборов, также предлагает свой контент там, где у издателей есть и вторая специализация, помимо печатного бизнеса, а именно в интернете. Фактически, ORF и государство таким образом способствуют искажению конкуренции. Но что, если в будущем государственные деньги будут распределяться среди издателей таким образом, что прибыль от них получат только те, кто якобы имеет на это право? Кто определяет, что такое качество? 

Армин Турнхер, редактор еженедельника «Falter», недавно в интервью немецкой газете «Zeit» привел такие критерии, как количество штатных сотрудниковжурналистов. Или «несет ли газета подлинную критику и умение писать очерки». Но можно ли это объективировать? Что такое «подлинная критика»? Кто должен или может определять это? Попытка использовать количество штатных сотрудников-журналистов в качестве критерия отбора также однажды уже провалилась во времена федерального канцлера Кристиана Керна. Когда стало ясно, что даже в соответствии с этой стратегией газета «Kronen Zeitung», традиционно презираемая ведущими журналистами так называемого качественного сегмента, находится впереди, втихую было сделано все, чтобы саботировать реформу. Бывший министр СМИ Томас Дрозда хорошо помнит об этом: «Это сопротивление имело такой сильный эффект, потому что мы как политики внезапно оказались между двух стульев. Высокотиражные газеты не нуждались в планируемом законе, а остальные отвергли его в предложенной форме. И внедрять что-то, за что нас публично выставили на всеобщее обсуждение, мы опять же не хотели». 

Ведь даже идея правовой стандартизации финансирования прессы, похоже, преследует в Австрии весьма специфические цели. Точнее: получателей. К такому выводу можно прийти, если отнести ежегодно выделяемые средства за более длительный период времени не по отдельным печатным изданиям, как это обычно происходит, а по сферам собственности. Если сделать это с момента вступления в силу закона о финансировании прессы, то вырисовывается следующая картина: самые большие суммы получали и продолжают получать газеты, принадлежащие католическим объединениям, епархиям, Австрийской народной партии и нескольким издательским семьям. Список получателей средств возглавляет Styria Media Group, имеющая значительные доходы, третья по величине медиагруппа в стране после ORF и Mediaprint. В период с 2004 по 2020 год на финансирование изданий компании из Граца было выделено 38,3 миллиона евро. Рейтинг можно представить следующим образом: семья Броннер (газета «Der Standard») – 21,4 миллиона евро, квази-монополист Форарльберга («Russmedia») – 19,9 миллиона евро, Австрийская народная партия Верхней Австрии («Volksblatt») – 17,1 миллиона евро и епархия католической церкви и ее церковные газеты – 12,3 миллиона евро. 

Даже о «серых зонах» политика позаботилась заранее. Строго говоря, согласно Закону о финансировании прессы, «ни клиентские журналы, ни печатные органы групп интересов» не могут получать финансирование. Как же тогда возможно, что партии, а также ассоциация фермеров АНП («Bauernzeitung», «Neues Land») ежегодно получают миллионы евро в качестве финансирования? Это связано с так называемой Комиссией по финансированию прессы. Это орган, готовящий решения о финансировании прессы для Управления средствами связи. Интересным в этой комиссии является то, что ее члены делегируются финансирующим учреждением, Федеральной канцелярией и заинтересованными сторонами получателей финансирования. Вместе они избирают председателя, приходящего извне. Представители правительства, Ассоциации австрийских газет (VÖZ) и Союза журналистов определяют, кто имеет право на получение финансирования. 

Теперь можно сказать, что в финансировании прессы мало свободы действий, поскольку выделение средств фактически привязано к условиям, описанным в Законе о финансировании прессы. На практике, однако, имеются исключения, с помощью которых комиссия, как «длинная рука» своих заказчиков, может оказывать значительное влияние. В действительности она в состоянии отменить запрет на финансирование групп интересов. Если интересы издателей (как можно больше финансирования) и профсоюза (как можно больше рабочих мест для журналистов) остаются неизменными на протяжении многих лет, то интересы правительства меняются с каждым новым канцлером. Таким образом, состав комиссии показывает, насколько важно для глав правительств участие в решении о выделении денег для газет. В 2021 году, помимо двух представителей от профсоюза и VÖZ, в состав комиссии вошли два представителя бывшего федерального канцлера Себастьяна Курца: Михаэль Ульрих и Йоханнес П. 

Ульрих занял вместе с Себастьяном Курцем в 2018 году, когда еще был административным стажером, бюро на площади Бальхаусплатц в резиденции канцлера. Он был заместителем начальника отдела информационной службы. В настоящее время Ульрих является пресссекретарем нового министра финансов Магнуса Бруннера. Второй представитель канцлера, Йоханнес П., имеет значение и влияние для партии канцлера АНП по другим причинам. Он одновременно возглавляет Департамент коммуникаций и связей с общественностью в Министерстве финансов. После федеральной канцелярии этот отдел является крупнейшим рекламодателем в федеральном правительстве. В настоящее время П. проходит обвиняемым по делу о размещении правительственных публикаций в качестве ответной услуги. Он не хочет комментировать обвинения. Тот факт, что доверенные лица федерального канцлера направляются в Комиссию по финансированию прессы и таким образом имеют возможность влиять на распределение многомиллионных субсидий, не является особенностью эпохи Курца. Его предшественники уже широко использовали этот метод. Во время пребывания у власти глав правительств социал-демократической партии до него (Кристиан Керн, Вернер Файман, Альфред Гузенбауэр) в комиссии всегда заседали надежные люди (надежные для канцлера), которых Курц заменил при первой же возможности после вступления в должность. Назначение в этот орган всегда ограничивается двумя годами. 

Важность состава Комиссии по финансированию прессы становится понятной в случае в принципе непредусмотренном финансировании печатных изданий групп интересов. Если комиссия все же единогласно голосует «за» на основании составленного ею экспертного заключения, то орган власти может сделать исключение. Плохая новость для налогоплательщиков заключается в том, что экспертные заключения являются секретными. Предпосылки для таких исключений никогда не были обнародованы. Вероятность того, что требуемые сейчас «новые» правила по распределению финансирования и публикаций изменят что-либо, представляется весьма небольшой. Это также связано с тем, что такие правила уже существуют не только в отношении финансирования прессы, но и в отношении публикаций. Однако, если Закон о финансировании прессы, по всей видимости, был сформулирован таким образом, чтобы отвечать интересам политико-медийной системы, то сеть ее основателей, то нормы Закона о прозрачности медийных сотрудничеств и финансирования просто игнорируются. Какиелибо положения о наказании отсутствуют. 

На самом деле в законе четко сказано, что политический сектор может размещать публикации только в том случае, если ее сюжеты содержат «рекомендации к действию или поведению и фактическую информацию». В ходе кампании федерального правительства против коронавируса перед Рождеством 2020 года появились полностраничные публикации с изображением ребенка в костюме слона. «Спасибо!», – гласила надпись, и далее: «Мы желаем Вам счастливого Рождества». После Рождества пришла следующая волна правительственной рекламы. И снова полностраничные сюжеты, только на этот раз на первой странице газет. Рядом с зеленым коронавирусом на бирюзовом фоне можно было прочитать: «Всегда правильно, но теперь вдвойне важно!». Здесь также информационное наполнение для граждан выглядит по меньшей мере сомнительным. Исходя из общедоступных прайс-листов газет, можно подсчитать, что только эта серия обошлась в несколько сотен тысяч евро. 

Насколько сообщение, такое как «Мы желаем Вам счастливого Рождества» соответствует «фактической потребности в информации», закрепленной в законе, федеральное правительство не отвечает. СМИ также не сообщают об очевидном нарушении. Это может быть связано с тем, что издатели, получающие от этого прибыль, мало заинтересованы в том, чтобы критически осветить на этот вопрос. Но, по крайней мере, тайно, в мире юридических журналов, практически недоступном для непрофессионалов, эти дебаты проходили и раньше. Их инициатором стал сотрудник Федеральной канцелярии. Точнее, один из чиновников, разработавших в свое время Закон о прозрачности СМИ. Его зовут Михаэль Коглер. 

Коглер возглавляет филиал «Независимого Сената прозрачности партий» и одновременно является заместителем начальника отдела «СМИ и информационное общество» в Конституционной службе канцелярии. Его оценки как государственного служащего контролируются политическим руководством. Как и в случае с большинством других сотрудников государственных учреждений, почти ни одно критическое слово не выходит наружу. За этим следят фильтры пресс-служб. 

Однако как исследователь он не обязан молчать и может вполне объективно исследовать вопрос о том, соответствует ли закону то, что рекламируют федеральное правительство и правительства девяти земель. Результат коротко и четко: Коглер сомневается. Например, когда Министерство транспорта спрашивает в одном сюжете: «Знаете ли Вы, что более трети поездок, которые мы совершаем на автомобиле, короче пяти минут?» или когда Министерство обороны платит тысячи евро, чтобы опубликовать лозунг вроде этого: «Все зависит от нашей армии. Особенно сейчас». Является ли это необходимой «конкретной потребностью в информации»? Или это в итоге просто маркетинг, который совершенно недопустим? В его краткой оценке столько же дипломатии, как и юмора: «Даже через несколько лет после вступления в силу термины «фактическая информация» и «маркетинг», используемые и подробно описанные в правовых нормах, вероятно, будут пониматься по-разному на федеральном уровне и отличаться в зависимости от земли». 


AВТОР:

АНДРЕАС ВЕТЦ, Автор и журналист в VGN

МОИ ДОКУМЕНТЫ

Add page
  • [Translate to english] Diverse Artikel

Get documents