News / Media / ЖУРНАЛ LGP NEWS 01/2022 / Дивиденды как заемный капитал?

Дивиденды как заемный капитал?

Дивиденды как заемный капитал?

Хорошо известно, что заем, предоставленный участниками общества для компании, может быть конвертирован в акционерный капитал при определенных обстоятельствах. Однако тот факт, что дивиденды, выплачиваемые акционерным обществом акционеру, переквалифицируются в проценты, также является новым для австрийской правовой практики. 

Федеральный финансовый суд (Bundesfinanzgericht, BFG) вынес решение по данному вопросу в начале этого года (RV/4100371/2017). Решение было основано на следующих фактах: дочернее акционерное общество выпустило привилегированные акции для своей материнской акционерной компании в рамках увеличения капитала. Материнская акционерная компания, в свою очередь, продала эти акции истцу, австрийскому обществу с ограниченной ответственностью («истец»). Договорная ситуация между дочерним акционерным обществом, материнской акционерной компанией и истцом была построена таким образом, что экономический риск истца в отношении привилегированных акций был максимально исключен. Например, материнская компания обещала истцу, что она всегда будет предоставлять дочернему обществу достаточные финансовые ресурсы, чтобы дочерняя компания соответствующим образом могла выплатить специальные дивиденды, обещанные истцу. Однако истец также имел право на дивиденды сверх специальных дивидендов. Аналогичным образом, истец предоставил материнской компании опцион на покупку привилегированных акций. Поскольку материнская акционерная компания в свою очередь предоставила истцу опцион на продажу, истец мог продать материнской компании привилегированные акции по согласованной цене в определенный промежуток времени в соответствии с условиями опциона. Наконец, в случае ликвидации дочернего акционерного общества, требования истца были удовлетворены в приоритетном порядке перед его обычными акционерами. Дивиденды, выплаченные дочерней акционерной компанией истцу, были классифицированы как не облагаемый налогом инвестиционный доход, в то время как в дочернем акционерном обществе дивиденды рассматривались как использование дохода без учета прибыли. 

Однако в ходе проведенного аудита финансовая проверка установила, что привилегированные акции, ставшие предметом разбирательства, не должны рассматриваться как участие в прибыли, так как «если рассматривать контракты в целом и договоренности, действующие в связи с основным договором, касающиеся согласованных гарантий выкупа или предоставленных опционов на продажу, то с экономической точки зрения в соответствии с § 21 Положения о производственном учете речь идет не о собственном, а о привлеченном капитале. С действительной экономической точки зрения, каждому инвестору был обеспечен фиксированный процентный доход (без участия в скрытых резервах или гудвилле) благодаря гарантиям выкупа или опциону на продажу. Однако характер участия в прибыли при этом полностью утрачивается». В целом, согласно заключению финансовой проверки, проценты, выплаченные под видом дивидендов, представляли собой для получателей процентный доход или доход, аналогичный процентам. Это мнение разделяет и соответствующий финансовый орган. 

Основной вопрос заключался в том, был ли пересмотр дивидендных выплат как процентов оправдан на основе экономического подхода. Если это так, то проценты в принципе являются для истца налогооблагаемым доходом от капитального имущества (§ 27 абз. 2 цифра 2 Закона о подоходном налоге). Цель «экономического подхода» заключается в том, чтобы при оценке вопросов налогового права сосредоточиться на истинном экономическом содержании обстоятельств дела, а не на их формально-юридической форме. Поскольку тем самым необходимо учитывать принцип соразмерности налогообложения, существенным является содержание правоотношения, а не выбранная форма или обозначение правоотношения. 

В данном случае орган пришел к выводу, что истец имел долю в собственном капитале дочернего акционерного общества в виде привилегированных акций (лишь с формальной точки зрения). Однако с экономической точки зрения, по мнению соответствующего органа, речь шла о привлеченном капитале, так как риски, обычно связанные с собственным капиталом, были исключены в пользу истца посредством соглашений. Несмотря на соответствующее рассмотрение с точки зрения налогового и бухгалтерского учета выплат как «дивидендов», они должны были рассматриваться как проценты в соответствии с их истинным экономическим содержанием. 

Однако федеральный финансовый суд не согласился с этим мнением. Суд хоть и признал минимизацию риска от привилегированных акций в пользу истца, однако это было соглашение, заключенное в рамках частной автономии, и не являлось ни злоупотреблением правами, ни нарушением принципа соразмерности налогообложения. «Преимущественное положение» истца по сравнению с обычными акционерами в случае ликвидации было явным признаком привлеченного капитала (например, в случае банкротства компании кредиторы имеют преимущество перед владельцами капитала). Однако участие в дивидендах сверх специальных дивидендов имело особое значение при рассмотрении дела в целом. 

Опцион на продажу (как и другие обязательства материнской компании по выкупу) не был решающим для федерального финансового суда. Даже если истцу было разрешено продать материнской компании акции через опцион на продажу, то изменился бы только собственник акций, но не их юридическая квалификация. Поскольку в высших судебных инстанциях нет прецедентного права по центральному вопросу о том, допустимо ли с экономической точки зрения новое рассмотрение дивидендных выплат в качестве процентов, федеральный финансовый суд согласился на обжалование в обычном порядке в административном суде. Однако, очевидно, соответствующий орган не обжаловал решение в обычном порядке. 

Резюме: Решение федерального финансового суда можно приветствовать с практической точки зрения. Это связано с тем, что Закон об акционерных обществах однозначно разрешает выпуск привилегированных акций без права голоса. Одним из основных преимуществ привилегированных акций являются более высокие дивиденды. Гарантированные договором специальные дивиденды в сочетании с обязательствами по снабжению денежными средствами с целью выплаты этих специальных дивидендов не являются редкостью на практике. Квалификация таких привилегированных акций как привлеченного капитала и, соответственно, выплата дивидендов как процентов влечет за собой повышенную правовую неопределенность. 

Тем не менее, при составлении соглашений, касающихся привилегированных акций (или аналогичных инструментов собственного капитала), не следует пренебрегать налоговой составляющей. Это связано с тем, что федеральный финансовый суд также принял решение только после проведения общего анализа обстоятельств. И наоборот, можно предположить, что при определенных обстоятельствах инструменты собственного капитала, такие как привилегированные акции, могут быть переквалифицированы в привлеченный капитал. 


AВТОР:

магистр ДАНИЭЛЬ КОЦАБ, LL.M., Адвокат в LGP

МОИ ДОКУМЕНТЫ

Add page

В настоящее время Ваша корзина пуста.