News / Media / ЖУРНАЛ LGP NEWS 01/2021 / Основное право на финансирование

Основное право на финансирование

инноваций в Австрии

Основное право на финансирование

Венчурный фонд «IST cube», учрежденный в 2018 году Институтом науки и технологии Австрии, инвестирует в первую очередь в биологические и технологические стартапы из академической среды. Маркус Ванко, основатель и управляющий партнер IST cube даст нам эксклюзивное представление о мире финансирования инноваций. Интервью провели Гили Перль и Талин Шраттенхольцер.

Не могли бы Вы рассказать немного о себе и о том, чем Вы занимаетесь в Институте науки и техники?  

Маркус Ванко (МВ): 20 лет назад я мог учиться в Массачусетском технологическом институте (MIT) в США, потому что моя (теперешняя) жена получила Гарвардскую стипендию. Там я не только провел время в бизнес-школе, но и прослушал различные курсы по естествознанию. Это было началом, конечно, не исчерпывающего, но, все же более широкого понимания различных дисциплин, которое я стараюсь поддерживать и расширять как можно лучше.

После этого я работал в инвестиционном фонде и консалтинговой фирме по глобальным стратегиям. С момента нашего возвращения в Австрию в 2014 году моим основным направлением деятельности в IST Austria является трансфер технологий и связанные с ним проекты.

Особенно американские университеты, такие как Гарвард, Стэнфорд или Массачусетский технологический институт, имеют значительный бюджет на исследования и разработки по сравнению с австрийскими университетами. Как Вы на это смотрите?

МВ: Да, такое сравнение между Европой и США часто проводится и, естественно, имеет много разных аспектов. С точки зрения бюджета Вы правы, особенно в том, что касается крупных исследовательских университетов. MTИ, например, имеет годовой бюджет в 4 миллиарда долларов США.

Другой аспект -– это временной аспект. Правовое положение о том, что университеты могут коммерчески использовать права собственности на создаваемые ими изобретения, так называемый «Закон Бейха-Доула», действует с начала 1980-х годов. Во многих европейских странах, включая Австрию, эта модель реализации была введена только в 2000 году. Таким образом, с чисто юридической точки зрения Соединенные Штаты уже имеют 20-летний опыт. Кроме того, важную роль здесь играют также более простая возможность создавать компании, более высокая готовность идти на риск и определенные различия в менталитете. 

Какова ситуация в Израиле?

МВ: Израиль, конечно же, отличный пример. Там есть ведущие научно-исследовательские институты, такие как Институт науки Вейцмана, в которых существует на сегодняшний день хорошо функционирующая система венчурного капитала, которая, кстати, появилась не без государственной помощи. Многие из сегодняшних участников венчурных фондов начинали в проекте под названием «Yozma», созданном в 1980-х годах. С целью запуска венчурного капитала в то время государственные деньги использовались для того, чтобы на половину профинансировать управляющими фондами их первый фонд. С годами из этих фондов возникли самофинансируемые и финансируемые частными лицами венчурные фонды.  

Существует ли необходимость в реформе в области финансирования инноваций в Австрии?  

МВ: В финансировании исследований в Австрии проводится четкое различие между фундаментальными и прикладными исследованиями – различие, которое отнюдь не является тривиальным в зависимости от дисциплины. В конце концов, совместные исследования, проходящие под руководством компаний, весьма хорошо финансируются, в то время как конкурентные фундаментальные исследования не получают достаточного финансирования по международным стандартам. Однако многие примеры показывают, что именно эта область является источником новаторских идей, а также компаний. По этой причине я также особенно рад тому, что с учреждением IST Austria в 2006 году был сделан сознательный и смелый шаг в этом направлении.

В области венчурного финансирования Австрия до сих пор ведет политику, не соответствующую научному потенциалу в этой стране. Это стало одной из причин создания IST cube – фонда, специально направленного на спин-офф проекты австрийских исследовательских учреждений.

Имеет ли Институт науки и техники конкретное направление в исследованиях?

МВ: Нет, у нас сознательно нет единой направленности исследований. Мы являемся многопрофильным научно-исследовательским институтом, поощряющим обмены и сотрудничество во всех областях исследований. Он работает по образцу Института Вейцмана, имеющий также очень широкую направленность. Мы собрали в институте представителей всех основных дисциплин – от физики и химии до нейронауки, биологии, математики и информатики. 

Какова связь между IST и Институтом Вейцмана?

МВ: Связь между двумя институтами интересна тем, что Хаим Харари, физик и многолетний успешный президент Института Вейцмана, является ключевой фигурой в развитии IST. Вместе с Олафом Кюблером, бывшим президентом Высшей технической школы Цюриха, и Хубертом Марклом, бывшим президентом Общества Макса Планка в Германии, он написал концептуальный проект Института, а также в течение многих лет возглавлял исполнительный комитет Попечительского совета. 

Вы также хотите продвигать инновации с помощью своего инвестиционного фонда IST cube. Можете рассказать нам об этом подробнее?

МВ: Мы запустили этот проект три года назад. Планировалось использовать IST cube для инвестиций в проекты-ответвления, т.е. в спин-офф. Проблема в Австрии заключается в том, что до сих пор нет по-настоящему институционализированных инвесторов в собственный капитал в виде специализированных венчурных фондов для стартового финансирования. Наши коллеги в Speedinvest – единственная команда, сумевшая запустить ряд фондов и ставшая известной и активной по всей Австрии. Однако их внимание не сосредоточено на результатах академических исследований, поэтому в Австрии образовался большой вакуум.

Мы быстро осознали потенциал и вместе с британским инвестиционным фондом запустили механизм инвестирования в академические спин-офф проекты различных австрийских исследовательских институтов. В прошлом году мы провели масштабный сбор средств для этого проекта. В декабре 2020 года фонд был увеличен до более чем 40 млн. евро в рамках одного этапа финансирования. Изначально мы планировали 30 миллионов евро, но интерес был на удивление высоким. Мы до сих пор получаем запросы и поэтому рассматриваем возможность пополнения фонда.

С использованием средств фонда мы уже инвестировали в 10 спин-оффов, например, Contextflow, поддерживающий радиологов своим программным обеспечением, или Ribbon Biolabs, производящий ДНК синтетически. Кстати, большая часть фонда идет в сектор наук о жизни, например, на развитие противовирусной терапии. Наша последняя инвестиция была сделана в Solgate, совместный спин-офф проект CeMM и IST, играющий ведущую роль в разработке нового целевого класса транспортеров растворенных веществ (транспортных белков). Мы предпочитаем междисциплинарные проекты, в которых мы также можем использовать научный масштаб IST и опыт нашей команды. На мой взгляд, в будущем это будет еще более важно, чем сегодня.


АВТОРЫ:

ГИЛИ ПЕРЛЬ, МА, генеральный секретарь в AICC
магистр ТАЛИН ШРАТТЕНХОЛЬЦЕР, маркетинг и развитие бизнеса в AICC
МАРКУС ВАНКО, MSc. MBA, основатель и управляющий партнер в IST cube (Фото: IST cube)

МОИ ДОКУМЕНТЫ

Add page

В настоящее время Ваша корзина пуста.