News / Media / ЖУРНАЛ LGP NEWS 01/2020 / Коронавирус – важные аспекты для работы компаний

Коронавирус – важные аспекты для работы компаний

Коронавирус – важные аспекты для работы компаний

Нет сомнений в том, что нынешний кризис поставил компании перед глобальными экономическими и организационными испытаниями, последствия которых в долгосрочной перспективе пока сложно предвидеть. Сегодня участники обществ уже даже могут голосовать на виртуальных собраниях в режиме реального времени.

Австрийский законодатель принял ряд послаблений для компаний в статье 32 2-го закона о COVID-19 (текст закона см. BGBl.I № 16/2020). Эти положения были актуализированы или расширены в статье 35 4-го закона о COVID-19 (текст закона см. BGBl.I № 24/2020). Особое значение здесь имеют следующие темы:

Продление срока проведения собраний органов управления компаний. Связанный с коронавирусом запрет на проведение собраний практически сделал невозможным проведение предусматриваемых корпоративным правом собраний (особенно в отношении рассмотрения и утверждения годовой финансовой отчетности).

Как акционерные общества (AG), так и общества с ограниченной ответственностью (GmbH) должны утверждать свои годовые финансовые отчеты в ходе очередного общего собрания акционеров или участников в течение первых 8-ми месяцев финансового года (см. §. 104 (1) Австрийского закона об акционерных обществах (далее AktG); §35 (1) № 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее – GmbHG)).

Пункты (1) и (3) § 2 Закона о корпоративно-правовых аспектах COVID-19 (далее – COVID-19-GesG) теперь продлевают этот срок до 12 месяцев. Данная мера действует независимо от продолжительности применения закона о мерах COVID-19, и предназначена для предоставления компаниям возможности надежного планирования. Это нововведение также применяется в отношении сроков проведения собраний, установленных в учредительных документах (§ 2 (4) COVID-19-GesG).

В этом контексте стоит рассмотреть вопрос о переносе собраний, что может быть оправданной мерой, так как необходимость избегать личного контакта и распространение коронавируса считаются веской причиной.

Продление сроков для представления документов в наблюдательный совет и в реестр юридических лиц. Представители компаний должны подготовить бухгалтерскую отчетность за предыдущий финансовый год в течение первых 5 месяцев текущего финансового года и представить ее наблюдательному совету (§ 222 (1) Предпринимательского кодекса). Этот срок теперь можно превысить максимум на 4 месяца, если предусматриваемый законом срок не может быть соблюден из-за вызванного коронавирусом кризиса (§ 3a (1) COVID-19-GesG).

Что касается представления годовой финансовой отчетности в суд, при котором ведется реестр юридических лиц, первоначальный срок в 9 месяцев со дня составления баланса (§ 277 (1) Предпринимательского кодекса) был продлен до 12 месяцев (§ 3a (2) COVID-19-GesG).

Виртуальные собрания. Чтобы облегчить проведение предусматриваемых корпоративным правом собраний, законодатель ввел возможность проводить «виртуальные собрания». Федеральное министерство юстиции конкретизировало требования к виртуальным собраниям в Постановлении COVID-19 по корпоративно-правовым аспектам (далее – COVID-19- GesV; текст см. BGBl. II № 140/2020) и опубликовало соответствующие пояснения.

Виртуальное собрание – это своего рода видеоконференция, в которой все участники могут высказаться и проголосовать. Согласно § 2 (1) COVID-19-GesV, допускается, чтобы участники или акционеры участвовали в собраниях не зависимо от места их нахождения, используя акустическую и визуальную двустороннюю связь. При этом максимум половина участников может подключиться к собранию только через акустическое соединение (например, по телефону) (§ 2 (2) COVID-19-GesV).

Это положение является целесообразным для проведения общих собраний акционеров, так как на них присутствует большее количество участников. Но акционеры должны высказываться и голосовать иным образом. Они могут направить свои вопросы или предложения о вынесении решений в электронном виде в течение определенного промежутка времени во время собрания или провести голосование с помощью специальных программ. Кроме того, собрание может транслироваться акустически и / или визуально (§ 102 (4) AktG), а также голосование может проводиться по почте (§ 127 AktG).

Важно, чтобы участники были своевременно проинформированы о проведении виртуального собрания и необходимых организационных и технических требованиях. В случае акционерных обществ достаточно, чтобы эта информация предоставлялась за 21 день до запланированного общего собрания акционеров (§108 (3) до (5) AktG; §3 (3) COVID-19-GesV). Если о созыве общего собрания акционеров было сообщено до обнародования Постановления COVID-19-GesV (до 8.4.2020), то достаточно оповестить участников за 14 дней (§ 5 (2) COVID-19-GesV).

Если необходимо участие нотариуса (например, согласно §120 (1) AktG и § 49 (1) GmbHG), то это также возможно в режиме видеоконференции (§ 90a Положений о нотариате).

Распределение прибыли в условия кризиса. В настоящее время очень большой темой является сохранение прибыли внутри компании вместо ее распределения между собственниками, чтобы обеспечить ликвидность в долгосрочной перспективе и в определенном роде гарантировать выживание компании.

При этом компании должны соблюдать принцип полного распределения прибыли. В соответствие с ним, доступная для выплаты балансовая прибыль должна быть распределена в обязательном порядке – это происходит путем принятия решения о распределении прибыли (при этом участники принимают решение о том, следует ли и в какой форме будет осуществляться распределение прибыли).

Участники обязаны проголосовать против распределения балансовой прибыли, если:

  • интересы компании в нераспределении значительно перевешивают интересы участников в распределении балансовой прибыли, потому что, например, от этого зависит жизнеспособность компании (постановление Верховного суда от 31.1.2013, 6 Ob 100 / 12t). В ближайшие месяцы этот аспект следует учитывать при принятии любого решения относительно распределения прибыли.
  • в соответствии с § 82 (5) GmbHG распределение прибыли не допускается исходя из принципа защиты прав кредиторов.
    Это особенно актуально, если участникам стало известно, что компания понесла убытки или сократилась рыночная стоимость в период с конца предыдущего финансового года до утверждения годовой финансовой отчетности, что привело к значительному – а не всего лишь временному – сокращению активов компании.
    Разница между первоначальной балансовой прибылью и потерями, произошедшими за это время, может быть распределена между участниками – а в остальных случаях применяется так называемый «запрет на распределение прибыли».
  • один из участников действует ненадлежащим образом, например, когда он осведомлен о вышеперечисленных обстоятельствах, но тем не менее голосует за распределение балансовой прибыли.
    Принятое таким образом решение участников может быть оспорено (§ 41 GmbHG) и в большинстве случаев квалифицируется как умышленный запрещенный возврат уставных вкладов, что влечет за собой личную ответственность управляющего делами общества или членов правления за ущерб, нанесенный обществу по причине недопустимого распределения прибыли.

Для проведения исчерпывающей оценки следует анализировать индивидуальные особенности каждого отдельного случая.

Aвтор:

Магистр РОНАЛЬД ФРАНКЛЬ, управляющий партнер и возглавляет команду «Корпоративное право, слияния и поглощения, рынок капитала», а также команду «Технология блокчейн и криптовалюта» в LANSKY, GANZGER + partner

МОИ ДОКУМЕНТЫ

Add page

В настоящее время Ваша корзина пуста.